Большой звук в Большом театре с Allen & Heath dLive, K-Array и Audio-Technica

10 марта 2017 г. на сцене Большого театра в Москве Астраханский Театр Оперы и Балета представил свою постановку оперы Гектора Берлиоза "Осуждение Фауста". Спектакль и его создатели номинированы на премию "Золотая маска" во многих категориях, включая "лучший спектакль/опера", "лучшая работа дирижера", "лучшая работа режиссера" и др. Новые театральные и визуальные технологии, использованные в постановке, дополнила мобильная система звукоусиления на основе активных акустических комплектов K-Array, парк микрофонов и радиосистем для подзвучки голосов солистов, сцены и оркестровой ямы, а также цифровая микшерная система Allen & Heath dLive.

bolshoidlive.jpg

В этом году опера «Осуждение Фауста» была поставлена в России впервые за более чем 150 лет сразу двумя театрами — сначала Астраханским Театром Оперы и Балета и потом, через несколько месяцев, Большим театром. «Это редкий спектакль для российского слушателя, — комментирует Валерий Воронин, художественный руководитель и главный дирижёр Астраханского государственного театра Оперы и Балета. – В России она шла только в концертном исполнении и очень редко. У нас все знают «Фауста» Гуно, но «Осуждение Фауста» Берлиоза обходят стороной. Мы с режиссером Константином Балакиным почти девять лет обсуждали эту постановку, и, наконец, решили взяться за воплощение этого замысла». «Это музыка большого стиля, непростой спектакль, требующий в то же время особой простоты с точки зрения жестов, движения актеров по цене, – говорит Константин Балакин, главный режиссер Астраханского государственного театра Оперы и Балета. – Нам нужно было найти баланс между сложностью звучания, объемностью партитуры, объемностью происходящего на сцене действия, переплетающегося с видеопроекцией на заднюю и переднюю часть сцены – все это должно было быть единым комплексом».

bolshoi3.jpg

Сложное с точки зрения музыкального языка и стиля произведение потребовало от создателей спектакля и сложных технических решений. Пространство сцены было закрыто не только с задней стороны, но и с передней – при помощи прозрачного тюля; на обе поверхности во время спектакля осуществляется видеопроекция. Такое необычное для оперной постановки решение обеспечило большие возможности для применения масштабных визуальных эффектов, но также повлекло за собой необходимость в дополнительной подзвучке сцены с помощью микрофонов. Для решения этой задачи были использованы восемь кардиоидных конденсаторных микрофонов Audio-Technica PRO45, которые были подвешены на авансцене и в глубине. «Группу микрофонов PRO45 первой линии я использовал в том числе и для дополнительного снятия оркестра в «волшебных» местах спектакля. Получался очень красивый объем!», - поясняет Вадим Щербаков, директор представительства MixArt Distribution в Южном федеральном округе, который отвечал за техническое звуковое обеспечение спектакля и звукорежиссуру. «Кроме закрытого пространства сцены есть еще одна сложность: спектакль очень насыщен движением, режиссерскими мезансценами, хор у нас и лежит, и бегает, активно перемещается по всей сцене. - комментирует Валерий Воронин. – В течение трех месяцев мы попробовали несколько решений для подзвучки сцены, и в итоге остановились на маленьких микрофонах, подвешенных над сценой, так как с их помощью получилось подзвучить хор равномерно, плавно и незаметно. Мы также используем головные беспроводные микрофоны на солистах: они дают нам необходимую подзвучку, и их совершенно не видно». «У беспроводных микрофонов Audio-Technica AT899cW-ТН, которые мы использовали с радиосистемами Audio-Technica ATW3110b, очень естественный звук, на репетициях мы заметили, что при переходе солистов с "чистого голоса" на микрофоны изменялась только громкость!» - комментирует Вадим Щербаков.

bolshoi1.jpg

При помощи микрофонов Audio-Technica была подзвучена и оркестровая яма. «Для оркестра мы использовали микрофоны студийной линейки Audio-Technica: а центре был установлен мой любимый АТ4050, правее и левее от него – по одному АТ4047, и еще по одному АТ 2050 на правом и левом краю ямы, – комментирует Вадим Щербаков. – Кроме этого, в оркестре была отдельно парой микрофонов АТ8033 подзвучены арфы, а при помощи студийного микрофона Lewitt LCT640 – флейты. Благодаря этому в «волшебные» моменты спектакля арфы и флейты можно было «приподнимать» над сценой с помощью увеличения посыла в микс, который шел в комплект акустики K-Array, установленный перед оркестровой ямой».

Также в оркестровой яме в стойке дирижера, чтобы обеспечить ему возможность идеально слышать вокалистов, были установлены миниатюрные акустические системы K-Array KZ10 и компактный сабвуфер K-Array KU36. Для организации мониторинга на сцене для хора и солистов использовались четыре активные акустические системы QSC K10: две из них были подвешены по сторонам в задней части сцены, и еще две – в передней.

bolshoi2.jpg

В качестве основной системы звукоусиления для озвучивания зрительного зала использовались три активных звуковых комплекта K-Array KR102, каждый из которых состоял их двух акустических систем KK102 (16 x 2") и двух активных сабвуферов KMT12 (12"). Первый комплект был установлен в рамке сцены, второй – перед оркестровой ямой и третий – в средней части зрительного зала: два последних в задержке по времени по отношению к первому комплекту. К обоим сабвуферам второго комплекта также было подключено дополнительно еще по одной акустической системе KK102: они были подвешены в осветительных боковых ложах и также обеспечивали озвучку зрительного зала.

Управление звуком на сцене и в зале обеспечивала цифровая микшерная система Allen & Heath dLive, состоявшая из консоли S3000, системного рэка DM48 и модуля расширения DX32, который использовался для подключения микрофонов в оркестровой яме. Кроме этого, для управления специальными дополнительными фонограммами – звуками различных стихий, войны и т. д. – использовался подключенный к dLive дистанционный контроллер IP8. В системном рэке была установлена карта Waves, обеспечивавшая поканальную запись и виртуальный саундчек. «На репетициях и финальном прогоне я работал с консолью S3000, а во время спектакля она была убрана за кулисы: все управление звуком я выполнял с помощью программы Director на ноутбуке с 17” сенсорным дисплеем и приложения MixPad на iPad, сидя в центре зрительного зала, – поясняет Вадим Щербаков. – С самого первого знакомства с dLive я влюбился в эту систему: ее звук, удобство и надежность вначале вызвали восхищение, а потом быстро стали чем-то естественным и привычным, неким обязательным условием для нормальной работы».

«В театре важно, чтобы технические новинки выполняли свою функцию, не изменяя характер звука. – комментирует Валерий Воронин. – Чтобы и артисты, и слушатели не ощущали, что мы используем какую-то «химическую добавку»: микрофоны, колонки, звукоусилительное оборудование. Важно, чтобы звук был естественным, так как это театр, это сцена, опера. В душе я по-прежнему не сторонник подзвучки опер, но в последнее время такая практика есть. Важно, чтобы любители музыки слышали просто хороший звук». «Это был очень ответственный для всех нас спектакль, на нем присутствовало жюри конкурса «Золотая маска», – говорит Вадим Щербаков. – Звукорежиссерскую работу нужно было выполнять точно, аккуратно и незаметно для артистов и зрителей. Благодаря выбранным микрофонам, акустическим системам и микшерной системе все это удалось, и звук получился отличный».



К списку новостей


Другие новости

Наушники Audio-Technica для победителей конкурса студентов-звукорежиссеров

QSC серии K и KW плюс усиление и инсталляционная акустика - на складе!

QSC представляет новую серию активных акустических систем K.2